Freyja Elune
Реальность корректируется. (c) "Штормовое предупреждение", Serpensortia
Название: Если бы не ты… Глава 3
Автор: Chodoku de Milagro
Бета: нету
Пейринг: Соби/Рицка, Нисей/Сеймей, в каком-то смысле Рицка/Нисей
Статус: в процессе
Рейтинг: PG-15
Жанр: романс, крошки ангста
Дисклеймер: Кога Юн
Размещение: строго с разрешения автора
Предупреждения: АУ, ООСы многих персонажей, яой, смещение временных рамок

Глава 3

- Слушай, ты уверен, что вы сможете выстоять? – негромко поинтересовался Фириппу. – Всё-таки, эта пара очень сильна…
- Мы с Нисеем сильнее, - холодно отозвался Рицка, застёгивая куртку. – Не волнуйся, Фир. Всё будет нормально, - он смягчил тон голоса, повернувшись к товарищу. – И вообще… - юноша замер. – Всё, мне пора, - Аояги со вспышкой исчез.
- Loveless, что ты здесь делаешь? – нахмурился темноволосый мужчина лет тридцати, увидев возникшего рядом с Акаме юношу.
- Чимори, тебе следовало бы знать, что бывает, когда Боец зовёт свою Жертву, - насмешливо отозвался Рицка, краем глаза заметив, что в нескольких метрах от них стоят Beloved.
Интересно, что они здесь делают?
- Это в нормальных парах, - прошипела девушка-Жертва. – А вы разноимённые! К тому же у Акаме ещё и Жертва природная есть! Да и у тебя, Аояги, есть Боец, с которым твоя Связь сильнее! Вы не можете сражаться вместе!
- Скажи это Паре Defectless, - хмыкнул юноша, подходя ближе к Нисею. – Так вы вызываете, или так и будем трёп разводить?
- Мы, Reckless, вызываем!
- Мы, Loveless, принимаем! – откликается Акаме. – Загрузка боевой системы.
Вид парка сменяется чернотой системы с абрисами предметов из реальности – скамейка, деревья, фонарные столбы… Что примечательно, Beloved тоже оказались в системе.
- Чимори, атакуй! – шипит Жертва.
- Да, Эбису. Вы, разноимённые, не можете быть вместе, как не могут мирно сосуществовать огонь и вода!
- Замахиваетесь на высший уровень боя? – неприятно усмехается Нисей. – Зеркало! Огня и воды, как тьмы и света, поровну в каждом, но люди всё равно могут жить мирно! Вы не знаете нашей связи и не знаете нас! Вы безумны, вы не можете думать и размышлять! Разбить! И разделить!
Атака Reckless отражается в них же, а следом летит ещё и атака Нисея. Чимори бледнеет, но торопливо вскидывает руку.
- Отражать, не принимать! Пусть мы безумцы, но вы – просто глупцы и трусы! Вы не знаете, что такое Пара, раз решились встать вместе, забыв про своих истинных партнёров! Уничтожить! Десятикратное повреждение!
- Защита!
– Сеймей, приглядевшись, видит в тёмных глазах Акаме панику. – Вы не знаете причин, а значит – ошибаетесь! Вы не можете звать нас предателями, не зная ничего! Отражение! – большая часть атаки исчезла, часть – отразилась назад, но оставшегося хватило для того, чтобы на шее Рицки сомкнулся стальной ошейник. – Рицка!
- Я в порядке. Сражайся, - хрипло отозвался юноша, упрямо поднимая голову и глядя на Пару противников. На Beloved он старался не смотреть. – Ты сможешь. Я верю в тебя.
Кивнув, брюнет снова повернулся к Reckless.
- Безумие гибельно, как погружение во тьму, где нет света! Создания тьмы не щадят никого, вы не сможете устоять! Разбить, разделить, уничтожить! Абсолютная сила! – Акаме вложил в атаку всю свою ярость. Эбису вскрикивает от боли, когда оковы смыкаются на её запястьях и шее, и падает на колени.
- Эби! – Чимори бросается к девушке.
- Сражайся! – рявкает та. Боец медленно разворачивается к Loveless.
- Плевать на тьму, ведь есть и свет, без которого не существует и тьмы! Не могут тьмы создания погубить тех, в ком много света! Но вы – нелюбимые, не знаете вы, что значит быть светом! Уничтожение!
- Не существует тех, в ком света нет. Безумны вы, считая иначе! Уничтожить, стереть с лица земли такое безумие!
– на тонких губах Нисея играет ухмылка. Оковы смыкаются на щиколотках Жертвы Reckless.
- Сдавайтесь, - насмешке в голосе Рицки не мешает даже хрипотца из-за ошейника.
- Ни за что! – прошипел Чимори, вскидывая руку.
- Нисей, - юноша приглашающе развёл руки. Ухмыльнувшись, Акаме стремительно подошёл к Жертве, на миг крепко обнял Рицку, а потом развернулся к Reckless и негромко сказал:
- Гладкость да шипами станет, исчезнешь ты, познав оков жестокость!
Эбису кричит, захлёбываясь криком, переходящим в вой смертельно раненного зверя. Рицка с лёгкой грустью и досадой смотрит на эту картину.
- Нет! Не надо! – кричит Чимори, но уже поздно, и все это знают. И Боец бессильно падает рядом со своей Жертвой, которая постепенно истаивает искорками. Аояги-младший покачал головой и отвернулся. Ошейник, звякнув, упал с его шеи и исчез.
- Рицка? – тихо позвал Нисей.
- Они сами напросились, - юноша передёрнул плечами. – Сворачивай систему и пойдём отсюда. Кстати, а что тут Beloved забыли? – он смерил недоумённым взглядом брата и Соби.
- Понятия не имею, - усмехнулся Акаме, успокоившись при реакции Жертвы. – Когда я пришёл, они уже были тут и о чём-то спорили с Reckless, - молодой мужчина свернул систему. – В школу?
- Давай, прогуляемся? Мы редко куда-то ходим, кроме тренировок, репетиций и занятий. А я в Диснейленд хочу.
- Тогда поехали, - еле заметно улыбнулся Нисей, беря своего "брата" за руку.
- Рицка… - тихо позвал Сеймей. – Мы можем… поговорить? Пожалуйста…
Loveless внимательно смотрит на брата, на его бойца, на своего бойца – не зная даже, какой из них на самом деле чей – и медленно кивает. В конце концов, невозможно вечно играть в догонялки.
- Надеюсь, твой Боец ещё умеет телепортироваться вслед за кем-то, - бросил юноша и обнял Нисея. – Домой.
Вздохнув, Сеймей обнял за талию Соби, и тот тут же перенёс их следом за Loveless.
Они оказались в небольшой, но уютной гостиной, возле одной из стен которой виднелась лестница, ведущая вниз – либо на первый этаж дома, либо в подвал. Нисей и Рицка уже сидели на мягком двухместном диванчике и о чём-то негромко переговаривались.
- Итак, о чём вы хотели поговорить? – поинтересовался Нисей, стараясь не смотреть на свою природную Жертву.
- Как вы смогли стать Парой? – выпалил Соби, прежде чем успел прикусить себе язык, и виновато взглянул на Рицку.
- Ну, знаешь, когда тебя оставляют на растерзание всем желающим без Бойца, а другого Бойца, который тебе не совсем чужой, оставляют без Жертвы… - Аояги-младший развёл руками. – Мы просто жить захотели. Очень мощный стимул, знаете ли, - юноша ядовито ухмыльнулся. – Ещё вопросы?
- Почему вы не хотите общаться с нами? – поинтересовался Сеймей.
- Сеймей, вы нас предали. Это, знаешь ли, трудно забыть и простить, - Рицка пожал плечами, устало положив голову на плечо Нисея. Сегодняшний поединок его здорово вымотал. – Почему вы были на нашем поединке с Безумными?
- Мы хотели бросить им вызов, но Reckless сказали, что у них уже намечена битва, так что они могут сразиться с нами только после запланированного сражения, - спокойно откликнулся Жертва Beloved. – А потом пришёл Нисей… в общем, мне захотелось посмотреть.
- А, ну да. У нас же всё подчиняется желаниям Его Сеймейшества, - хмыкнул Рицка. – Поклонимся же в ножки господину Аояги Сеймею!
- Рицка, тебя снова заносит, - Акаме фыркнул. За прошедшие годы маленький замкнутый мальчик вырос в ехидного ядовитого змея, кусающего всех подряд.
- Ну и что? – Рицка пожал плечами. – Так что вы забыли в Осаке? Точнее, в милой школе под названием Девять Штормов? Ну? – юноша испытующе смотрел на брата.
- Я хотел найти там помощь против Лун, - Сеймей отвёл взгляд. – И мне казалось, что нашёл, но… - молодой мужчина провёл рукой по волосам и поморщился. – Как итог…
- Стоп, - Аояги-младший нахмурился. – Хочешь сказать, кто-то из этой школы… - парень многозначительно шевельнул ушками. Сеймей молча кивнул. Рицка едва успел схватить вскочившего Акаме за руку. – Сядь и угомонись, - настойчиво велел он. Черноволосый Боец медленно опустился обратно на диван. – Ладно, предположим, я верю. Зачем вы вернулись в Токио?
- Я хотел увидеть… тебя, - запнувшись, отозвался Сеймей.
- Зачем? – Рицка издевательски выгнул бровь.
- Рицка… - Аояги-старший прикусил губу. – Прости, я… я…
- Так. Давай-ка раз и навсегда разберёмся, ладно? Тебе который Боец нужнее – Соби или Нисей? Если первый вариант – то собирайте манатки и проваливайте из Токио прямо сейчас.
На несколько минут в комнате повисла тишина. Оба Бойца побелевшими пальцами вцепились в диван и старались смотреть куда угодно, только не на Сеймея.
- Я… Рицка, мы можем поговорить… наедине? – поинтересовался, наконец, тот. Вздохнув, Loveless встал с дивана и молча направился на кухню. Сеймей поспешил следом.
- И что ты хотел? – тихо, чтобы не услышали Бойцы, поинтересовался Рицка.
- Скажи, ты всё ещё любишь Агацуму? – спросил Аояги-старший. Помолчав, юноша кивнул. – А кто для тебя Нисей?
- Старший брат. Хороший, заботливый и любимый старший брат, - с горечью откликнулся Рицка. – Он не мой Боец, Сеймей. Даже если мы обнимемся так крепко, что задушим друг друга в объятиях, мы не станем одним целым…
- С Соби было иначе?
- Да, - юноша отвернулся к окну, невидящим взглядом глядя на улицу. – Абсолютно. Он был словно бы частью меня. Самой важной частью. А ты её отобрал, - Рицка обнял себя за плечи, словно ему было холодно. – Что ты решил?
- Хорошо, я… я согласен вернуть тебе Соби и даже разорвать нашу с ним Связь, но Имя я стереть не в силах.
- Ломать – не строить, - буркнул Рицка. – Спасибо. В таком случае я отпущу Нисея, но учти: сделаешь ему больно – я тебя убью. Пойдём, а то они уже извелись наверняка. Как только подойдём к ним поближе – рвём Связи. Оба, одновременно.
- Хорошо.

***

С затаённой болью и нетерпением Соби смотрел на возвращающихся в гостиную братьев. Ожидаемо и одновременно неожиданно Рицка направился не к Нисею, а к нему, Соби. Сеймей же подошёл к своей природной Паре… а в следующий миг всё исчезло, осталась только дикая, рвущая на части сознание боль. Уже проваливаясь в беспамятство, он почувствовал тёплые мягкие губы на своих губах.

***

- Рицка? – с испугом позвал Сеймей.
- Идите во вторую влево от гостиной, - юноша кивнул на выход. – Там гостевая. Мы займём хозяйскую спальню. И не отпускай его от себя ни на миг. И силой делись щедрее, Связь надо укрепить. Разрыв Связи со мной снёс блок с вашей, но этого мало. Так что вперёд и побыстрее, - с этими словами Рицка подхватил на руки своего – теперь уже только своего – Бойца и поспешил в спальню. Уложив Соби на кровать, юноша устроился рядом с возлюбленным, прижимая его к себе и ласково гладя по волосам, делясь силой и стараясь сделать Связь между ними двоими как можно сильнее, крепче.
Он не знал, сколько он так пролежал. Час, два, сутки?.. Просто лежал, поглаживая Соби по волосам, иногда целуя льняные пряди, израненную шею, прохладные руки…
- Мой Соби…

***

Соби приходит в себя очень медленно. Сначала он чувствует мягкие волны силы, получаемой через Связь, которая несколько лет был заблокирована. Потом приходит ощущение тонких пальцев, гладящих его лицо, руки, волосы, губы… Точно, и губы – тёплые, мягкие, нежные… В последнюю очередь он слышит голос – почти забытый хрипловатый шёпот.
- Соби… Такой красивый… - лёгкий, почти неощутимый поцелуй в висок. – Такой любимый… Мой Соби… - губы касаются тонких пальцев Бойца. – Как ты себя чувствуешь?
- Как будто меня поезд переехал, - честно ответил мужчина, приоткрывая глаза. – Как ты узнал, что я пришёл в себя?
- Глупый, Связь ведь восстановлена и укреплена, - Рицка медленно провёл кончиками пальцев от виска к подбородку. – Ты – мой Боец… если хочешь этого.
- Хочу, Рицка, - выдохнул Соби. – Очень. Больше жизни.
- Тогда будь им, - и юноша прижался к губам своего Бойца поцелуем. Застонав, тот притянул Жертву к себе и углубил поцелуй, зарыв тонкие длинные пальцы в тёмные спутанные волосы.
Когда Рицка уже забрался ладонями под водолазку Агацумы, раздался стук в дверь. Разочарованно застонав, юноша уткнулся лбом в шею Бойца, а потом рывком поднялся с постели и направился к выходу из комнаты.
За дверью обнаружился Сеймей.
- Рицка… Мне энергии не хватает… - тихо сказал он. – Чем её можно восстановить?
- А ещё лучший выпускник факультета Жертв… - буркнул младший Аояги, - приваливаясь боком к косяку двери. – Едой, братец, едой. Только вот в холодильнике ничего нет.
- А… Сходишь со мной в магазин? У меня сил мало…
- Ладно, схожу. Иди, одевайся, - юноша захлопнул дверь и вернулся к Соби. – Извини, мне нужно сходить с ним, - он осторожно коснулся губами сухих губ Агацумы. – Что-нибудь хочешь?
- Воды…
- Сейчас, - юноша отошёл к серванту и достал из нижнего шкафчика бутылку минералки. – Я сам водохлёб ещё тот, поэтому в комнате всегда есть несколько бутылок воды, - улыбнувшись, пояснил он, ставя воду на тумбочку возле кровати. – Я постараюсь вернуться поскорее. Продуктовый в десяти минутах пути отсюда.
- Хорошо, - кивнул Соби, садясь на кровати и еле заметно морщась.
- Если хочешь, и если силы есть, можешь осмотреть дом, - Рицка взъерошил светлые волосы возлюбленного. – Да, и шею свою осмотри. Если что – аптечка в ванной.
- Ладно, - подняв голову, Боец обнял Рицку за бёдра, прижимая его к себе, и уткнулся лицом в грудь Жертвы. Вздохнув, юноша погладил Агацуму по волосам.
- Ну же. Всё будет хорошо, обещаю. Я скоро вернусь и даже тебя накормлю, - мимолётный поцелуй в макушку, и Рицка неохотно выбрался из объятий Соби. Оглядев себя в зеркало, парень махнул рукой и вышел из комнаты.

***

- Всё так изменилось… - Сеймей с любопытством оглядывался по сторонам, пока они шли к магазину. – Меня вроде бы не было только три года, а не десять лет…
- Всё меняется быстро, - Рицка индифферентно пожал плечами и немного ускорил шаг. – Давай скорее. Тебе самому надо поесть, а мне надо Соби покормить. Да и самому не помешает. Так что поторопись.
- Ладно, ладно… - Аояги-старший послушно прибавил скорости.

***

Соби с интересом разглядывал стены, увешанные чьими-то рисунками. Явно не его.
Рицка учился рисованию?
На каждом было его, Соби, лицо – или же он с Рицкой. Покачав головой, молодой мужчина открыл верхний ящик прикроватной тумбочки. Там лежал альбом для фотографий и чёрный ежедневник. Подумав, Агацума взял альбом.
Фотографии. Не одна – десятки, если не сотня. Все те фотографии, которые настойчиво делал двенадцатилетний Рицка – воспоминания, как называл их он. И на каждой – Соби. На каждой. Горло перехватило от горечи.
Рицка…
Положив альбом назад, мужчина наугад открыл ежедневник где-то посередине.
"Тебя нет рядом уже почти два года. Вот пройдёт ещё шесть дней – и точно два года. А я всё ещё живу. И Нисей живёт.
Это больно. Больно было раньше постоянно заходить в кабинет Рицу и видеть там этих бабочек. Кажется, Минами это понял… и убрал стенд. Нагиса потом ещё долго удивлялась. Минами, кажется, теперь вообще о многом жалеет. На днях слышал его разговор с Наной – он считает, что виноват во всех моих несчастьях, в том числе в моей амнезии. Странно.
Everything you think you know, baby –
Is wrong…
And everything you thing you had, baby –
Is gone…
Понемногу вспоминаю первые годы своей жизни. Нисей нащупал блок на памяти и понемногу его пробивает, но работы ещё много. Менталист в Бойцах – это здорово… но ты всё равно нужнее.
Жизнь? Скорее существование. Насыщенное событиями, людьми – всем, кроме того, что больше всего нужно – существование. Больно. Но надо верить и ждать. Надо…
Я купил дом в другом районе – не могу жить там, где мы с тобой постоянно гуляли, всё напоминает о тебе. Мобильник закинул в самую глубь чемодана и не достаю. Насколько я знаю, Нисей то же самое сделал – ему телефон Сеймей покупал когда-то, чтобы на телепатию постоянно силы не тратить. Купили себе новые, ими и пользуемся.
Мы оба больны. Смертельно и неизлечимо.

Я порою сижу на балконе,
Вспоминая былого дни:
Фотографии – те, что в альбоме, -
Где застыли навеки мы…
Я смотрю на тебя – и помню
От улыбки твоей тот свет,
Что согрел мою душу тёмную,
Отогрел и привёл к себе.
Пустоту ты мою заполнил
Поцелуем, сорванным вскользь…
Но душа всё болит от горечи,
Что не в силах я побороть.
Ты ушёл… Нет, тебя забрали!
А я мог лишь на это смотреть.
Почему?.. Почему – я не знаю –
Но не в силах себя я простить.
Странно сложились судьбы,
Сведя нас с тобою в тот день.
Но скажу лишь одно: Я помню!
Я не в силах тебя забыть!"

Соби прикусил губу. На части листа было беспорядочно написано его имя…
Послышался хлопок входной двери, и мужчина, торопливо захлопнув ежедневник, положил его в ящик, задвинув который, лёг обратно в кровать. Спустя минут пять в комнату заглянул Рицка.
- Ты сможешь дойти со мной до первого этажа, на кухню? Или лучше тут поешь? – поинтересовался юноша.
- Смогу, - уверенно отозвался Соби. Младший Аояги прищурился, внимательно глядя на Бойца, и тот запоздало вспомнил, что Рицка ценит не силу и выносливость, а честность. – Правда, Рицка.
- Хорошо, тогда пойдём, - дождавшись, пока Агацума выйдет из комнаты, Loveless захлопнул дверь и направился на кухню, следя за мужчиной, идущим перед ним.
До кухни Соби действительно дошёл. И только там позволил себе буквально упасть на мягкий диванчик, придвинутый к столу. Рицка только вздохнул и покачал головой.
- Балбес, - беззлобно заявил он, подходя к холодильнику и доставая оттуда яйца и молоко. – Сеймей, живо на кухню! – позвал юноша.
Сеймей приходит только через десять минут, когда омлет уже почти готов. В ответ на молчаливый вопрос брата он отрицательно качает головой, и рука Рицки, натирающая сыр, вздрагивает, из-за чего на указательном пальце Loveless появляется небольшая ранка. С шипением отдёрнув руку от тёрки, парень перехватывает кусочек сыра в другую руку, правой ухватывается за тёрку – и продолжает своё занятие. Только посыпав омлет сыром, Рицка заклеивает палец пластырем.

***

- От Рицки нет вестей уже три дня, - встревоженно заметила Нана. – Раньше такого не было. И в Школе он сегодня не появился, как и Нисей, пришлось отменять их пары. С чего бы это?
- Понятия не имею, но думаю, что это как-то связано с появлением Beloved и прошедшим поединком с Reckless. Благо, их имена в реестре значатся действующими, а значит, они живы.
- Только это и утешает, - буркнула Саотомэ, сердито щёлкая мышкой по значку закрытия окна текстового редактора. – Ладно, что там у тебя с усовершенствованием Зеро?
- Ничего. Не получается убрать возможность последствий от повреждений – обморожение и прочее. Прав был Рицка, этого и не исправить, разве что усилить до максимума их регенерацию…
- Рицка слишком умный, - хмыкнула Нана. – Пойдём, помогу тебе с расчётами.

***

- Всё, вали к Нисею, - хмыкнул Рицка, заметив нетерпеливое выражение лица брата. – И постарайся его на ноги поставить, не дело это – работу прогуливать. Соби, пойдём. Еда – это, конечно, хорошо, но отдых тебе нужен больше, - Жертва Loveless составляет посуду в раковину и заливает её водой. – Позже вымою. Пойдём, - вытерев руки о полотенце, юноша помогает Соби подняться и тянет в сторону лестницы на второй этаж. – И Рицу надо отзвониться, а то меня скоро с собаками, Парами и прочими прелестями искать будут…
Уложив Соби в постель, юноша подходит к своей сумке, лежащей возле шкафа, и достаёт оттуда слайдер – кажется, Samsung, у кого-то в Штормах Соби такой же видел, только цвета другого – и быстро набирает по памяти какой-то номер. Прижимает аппарат к уху.
- Рицу, привет, - здоровается он, присаживаясь на край кровати и беря Соби за руку. – Жив, жив. И Нисей. Reckless убиты, они не пожелали сдаваться. Да, - он замолкает, и Соби слышит шум в трубке – сенсей что-то говорит, но слов не разобрать. – Нет, они живы. Сеймей… - голос юноши дрогнул. – В общем, мы решили все разногласия. Ну, или почти все. Да, со мной. Нисей с Сеем, пока без сознания, но разрыв нашей с ним Связи точно ударил по нему сильнее, чем разрыв Связи Соби и Сея – Нисей-то не Чистый Боец, а природный, имеющий другую Жертву… Ну, в общем, ты сам понял. Ладно, передай Нане с Нагисой, что со мной всё в порядке, а то ещё самодеятельностью займутся. Всё, пока, - юноша оборвал вызов и положил телефон на тумбочку. – Спи, Соби. Во сне силы восстанавливаются быстрее. Спи. Я буду рядом.
Ну что, братец, навладелся лучшим? – мелькает мысль, прежде чем юноша проваливается в сон.

Большое спасибо Элана Алд за стихотворение!

Четверостишие в дневнике Рицки (которое на английском) - кусок из песни группы Garbage - It's all over but the crying

@темы: Фанфики